Он отправляет эмиля отдохнуть к знакомой настоятельнице

Сегодня на киноэкранах | Forum Cinemas

Операция Лазер / Laser Mission () DVDRip онлайн отец отправляет Эмиля отдохнуть к знакомой настоятельнице монастыря под Берлином. В. Он всё ещё прикидывается крутым парнем, хотя все вокруг знают – этому . которого интересует мир за окном, решает покинуть дом и отправляется в . «Мет» Карите Маттила, исполняющей партию Первой Настоятельницы. . круизном монстро-лайнере, чтобы дать Дракуле возможность отдохнуть от. Ван Гог отправляется в Арль, на юг Франции. Здесь он создает ряд своих Я зашел навестить знакомую семью, где Винсент снимал комнату. .. помочь пострадавшим, не позволяя себе отдохнуть ни днем, ни ночью. О том же говорит коллега и друг Ван Гога Эмиль Бернар: "Как-то в.

По всеобщему мнению, это наказание было равносильно смертному приговору для тех, кто продолжал верить, что единственной ритуально чистой пищей может быть лишь приготовленная в их общине. Как только этот источник пищи перекрывался, изгнанники умирали голодной смертью.

Правила ессеев были похожи на монашеские. Члены общины вкушали еду совместно и в полном молчании за исключением молитвы в начале и конце трапезы. У них не было своих личных помещений, они отдавали общине все свои доходы. Среди сект, живших в пустыне, была еще одна, которую именуют сектой Мертвого моря.

О ее существовании стало известно лишь в г. Свитки дают основание предполагать, что это было радикальное ответвление ессеев.

Зелоты Великое еврейское восстание против римлян, начавшееся в 66 г. Никто не может осудить желание евреев сбросить римское иго. С первой оккупации римлянами Страны Израиля в 63 г. Практически с начала новой эры Иудея управлялась римскими прокураторами, чьей главной задачей был сбор и отправление в метрополию ежегодной дани.

То, что прокураторы собирали сверх установленной суммы, они могли оставлять. Неудивительно, что часто взимались поистине грабитель-ские налоги. Не менее возмутительным для Иудеи было узурпированное римлянами право назначать первосвященника. В результате первосвященники, которые представляли евреев в их взаимоотношениях с Б-гом во время храмовой службы, стали назначаться из числа евреев-коллаборационистов.

В начале новой эры среди евреев возникла новая группа: Они активно боролись с Римом более шестидесяти лет, а потом начали Великое восстание. Зелоты считали, что для достижения политической и религиозной независимости хороши любые средства.

Антиримские настроения евреев были подогреты в правление полубезумного императора Калигулы, который в 39 г. Евреи, единственные в империи, не подчинились этому приказу: Калигула угрожал разрушить Храм, и к нему отправилась делегация евреев. Но напрасно — Калигула проревел: Действия Калигулы радикализировали самых умеренных евреев. Какие могли быть гарантии, что новый римский правитель не осквернит Храм и не разрушит Иерусалим? Вдобавок внезапная гибель Калигулы могла интерпретироваться зелотами как знак того, что Б-г на их стороне, — стоит только набраться смелость восстать против Рима.

И после Калигулы евреи видели, как их религия периодически подвергается грубым оскорблениям: В конце концов сочетание налогового гнета, демонстративного презрения римлян к иудаизму и грубости римской аристократии, поселившейся в Стране Израиля, привело к восстанию. Возмущенные еврейские массы поднялись и смели малочисленный римский гарнизон Иерусалима.

Цестий Галл, римский правитель соседней Сирии, прислал на помощь большой отряд солдат; еврейские воины разбили и. Это была обнадеживающая победа. Но она имела ужасные последствия: Но больше им не удавалось одерживать столь же решительные победы. Римляне вернулись с 60 тысячами тяжело вооруженных профессиональных солдат. Первая атака пришлась на самый активный в восстании район — Галилею.

Около тысяч евреев Галилеи были убиты или проданы в рабство. Во время восстановления римского господства над этой территорией еврейские авторитеты в Иерусалиме не сделали почти ничего, чтобы помочь своим терпящим бедствие братьям. Они, видимо, поняли — к несчастью, слишком поздно, — что восстание уже не может победить, и хотели максимально уменьшить количество жертв.

Глубоко разочарованные галилейские беженцы, спасшиеся от массовых репрессий, стекались в последнюю и главную крепость евреев — Иерусалим.

Там они уничтожили всех еврейских лидеров, которые придерживались менее радикальных позиций. Все умеренные руководители евреев, которые возглавляли еврейские власти в 66 г. Их ликвидировали свои же соплеменники-евреи. Тем самым уже была подготовлена сцена для последнего акта трагедии. Римские войска готовились к осаде города, внутри которого разгоралась самоубийственная гражданская война. Позднее мудрецы будут преувеличивать, объясняя поражение восстания и разрушение Храма не превосходящими силами римлян, но беспричинной ненавистью синат хинам среди евреев Йома, Хотя римляне победили бы в любом случае, гражданская война среди евреев ускорила их победу и невероятно увеличила количество жертв.

В итоге начавшийся голод унес не меньше жизней, чем римляне. Известно, что некоторые авторитетные лица выступали против восстания, особенно раби Иоханан бен Закай см. Так как лидеры зелотов расправлялись со всеми, кто призывал к покорности Риму, ученики раби Йоханана вынесли его из Иерусалима под видом покойника.

Будучи в безопасности, он лично сдался военачальнику Веспасиану, и тот пошел на уступки, позволившие еврейской общине продолжать свое существование. Началась разнузданная оргия разрушения. Вскоре после этого был разрушен и Второй Храм. Считается, что в ходе Великого восстания погибло около миллиона евреев.

Нынешний почти двухтысячелетии и период еврейского рассеяния отсчитывают от поражения Великого восстания и разрушения Второго Храма. Великое восстание 66—73 гг. Помимо гибели более чем миллиона евреев эти неудачные восстания привели к полной потере еврейской государственности в Стране Израиля вплоть до г. Это увеличило и масштабы более поздних еврейских катастроф, была утрачена возможность использовать Страну Израиля как убежище для спасающихся от преследований еврейских беженцев.

Во время осады Иерусалима в 70 г. Раби Йоханан решил оставить осажденный город: Он послал за своим племянником Абой Сикрой, одним из руководителей восстания, и сказал: Возьми что-нибудь с дурным запахом, пусть этот запах хорошенько распространится, и тогда люди подтвердят, что ты умер. Он провел всю эту операцию. Раби Элиэзер и раби Йегошуа несли носилки, Аба Сикра шел впереди. Когда они подошли к городским воротам, стража спросила: Стража хотела проткнуть его, чтобы убедиться, что это труп.

Аба Сикра сказал им: Раби Йоханана принесли на кладбище за стенами города, оставили там и вернулись. Он пошел в лагерь римского военачальника Веспасиана.

Обрадовавшись сдаче столь влиятельного еврейского лидера — который к тому же предсказал ему, что он станет цезарем, — Веспасиан сказал Йоханану: Эта история — одна из нескольких, подтверждающих сильные сомнения раби Йоханана в целесообразности восстаний против Рима. Он обладал здравым смыслом и с самого начала мятежей понял, что они обречены. Это должно было огорчать его, особенно при виде массы евреев, увлеченных мессианской лихорадкой и наивно веривших, что Б-г вмешается, чтобы свести на нет военное превосходство римлян.

Раби Йоханан не позволял такому мистическому воззрению влиять на решения, касавшиеся жизни и смерти. Он однажды дал совет: Когда сокрушительное поражение стало явью, Иерусалим и Храм были разрушены, многие евреи впали в глубочайшую депрессию, уверенные, что Б-г покинул их см. Когда ученик выразил отчаяние по поводу разрушения Храма, ведь теперь стало невозможным приносить жертвы и искупать грехи, раби Йоханан успокоил его: Мы совершим другое покаяние, не менее сильное… дела любви-добра3 как говорит Б-г: Йешива в Явнэ вскоре стала достойной преемницей иерусалимского Сангедрина.

Ее важнейшая заслуга — создание модели такого иудаизма, который мог продолжать существование без Храма, без жертвоприношений и без государства. С точки зрения чисто физического страдания насилия и казни периода разрушения Второго Храма вряд ли были наихудшим злом, обрушившимся на евреев во время Великого восстания.

Однако для еврейского духа это было именно. До сего дня, когда евреи говорят о трагедии неудачного восстания против Рима, они обычно вспоминают грехи всего исторического периода до разрушения Второго Храма. Разрушение Храма произошло очень. Девятого ава день, в который до сих пор соблюдается постлетом 70 г. К тому времени, когда его погасили, все, что осталось от самой важной святыни иудаизма, — это внешняя стена западной стороны Храмовой горы.

Ее остатки с тех пор зовутся Западной стеной Гакотель гамаарави ; по сей день это священное для евреев место. Падение Храма более, чем любая другая потеря, явилось свидетельством окончательного поражения восстания.

Талмуд говорит о евреях, которые погрузились в отчаяние, стали аскетами, отказались от мяса и вина. Раби Иегошуа разговорился с ними и сказал им: Пить ли нам вино, которое употреблялось для возлияний на алтарь, а теперь нет?

Аскеты ответили, что они обойдутся другими плодами. На это у них не было ответа, после чего прагматичный раби Иегошуа посоветовал им: Просто не скорбеть невозможно, потому что удар обрушился. Поэтому он предложил евреям три способа скорбеть по поводу разрушения Храма: Ортодоксальные евреи до сих пор молятся трижды в день за восстановление Храма и обряда жертвоприношений.

Хотя Иосиф Флавий жил две тысячи лет назад, евреи по сей день горячо спорят, был ли он добрым евреем или же предателем. Однако даже его недруги признают, что труды Иосифа — важнейший источник по истории Великого восстания против Рима.

Еще в молодости Иосиф посетил Рим и был потрясен его военной мощью. Поэтому странно, что, когда в 66 г. Иосиф потом признавался, что всегда считал восстание безнадежным. Римляне быстро усмирили Галилею, причем ее еврейские защитники понесли огромные жертвы. Когда пал город Йодфат, Иосиф с еще сорока повстанцами бежал в пещеры. Оказавшись в окружении римских отрядов и не желая сдаваться, они решили убить друг друга. Иосиф потом признался, что так подстроил жеребьевку, чтобы оказаться в числе тех, кому надлежало умереть в последнюю очередь.

Затем он убедил оставшихся в живых товарищей пойти с ним и сдаться. Иосиф понравился римскому военачальнику Веспасиану, который назначил его историографом этой войны. Явная симпатия Веспасиана, по-видимому, результат предсказания Иосифа о том, что Веспасиан станет следующим римским императором. Позднее, когда евреи в стенах осажденного Иерусалима отказывались сдаться, Иосиф вышел к стенам города и громко убеждал его жителей прекратить борьбу, даже цитируя при этом слова пророка Ирмеягу, который шестьсот лет назад призвал евреев прекратить безнадежное восстание против Вавилона.

Призыв Иосифа не возымел действия. Еврейский историк XIX. Генрих Грей задался вопросом: Разница, по его мнению, в том, что Ирмеягу призывал сдаться, находясь внутри стен Иерусалима, а Иосиф делал то же из лагеря римлян. Версия Греца изящна, но несколько надуманна — ведь если бы Иосиф призывал сдаться, будучи в Иерусалиме, он неминуемо был бы убит на месте. Это единственное подробное описание восстания, сделанное его современником.

Поскольку Иосиф жил под римской защитой, он значительно приукрасил описание их поведения во время войны. Иосиф определяет себя как фарисея и пишет о фарисеях с большой симпатией. Авторитет Иосифа в христианском мире связан с тем, что в его произведении об Иешу сказано: Если эта фраза действительно написана Иосифом, она наряду с Новым Заветом — единственное относительно современное описываемым событиям свидетельство об Йешу за исключением рассказа Тацита о распятии.

Но многие сегодняшние ученые считают этот параграф об Иешу позднейшей христианской вставкой. Там принимают присягу израильские солдаты: Странно, что причина такой известности лишь в том, что евреев совершили здесь коллективное самоубийство в I. Еще страннее, что эпизод с Масадой не упоминается в Талмуде. Почему мудрецы решили игнорировать храбрость и трагическую судьбу последних борцов восстания против Рима? С разрушением в 70 г. Иерусалима и Второго Храма Великое восстание окончилось для всех — кроме уцелевших зелотов, которые бежали из Иерусалима в крепость Масада недалеко от Мертвого моря.

Здесь они продержались еще три года. Масада стоит на вершине огромной скалы: Но евреи, занявшие крепость, не могли чувствовать себя в безопасности: Если защитников крепости Масада надеялись, что римляне рано или поздно посчитают этот последний еврейский оплот незначительным и не стоящим штурма, то они жестоко ошибались.

Исторические корни фанфикшена

Римляне хорошо понимали, что зелоты Масады — это инициаторы восстания. Зелоты находились в состоянии войны с Римом начиная с 66 г. Продолжительность и активность их борьбы, видимо, и объясняют решимость Рима уничтожить Масаду и горстку воинственных евреев.

Когда стало ясно, что осадные орудия Десятого легиона быстро пробьют стены Масады, лидер зелотов Эльазар бен Яир решил, что все защитники крепости должны покончить с. Так как еврейский закон строго запрещает самоубийство, нам это решение может показаться сегодня более страшным, чем представлялось самим зелотам. Ведь у них не было лучшей альтернативы. Если бы римляне схватили их, то мужчин продали бы в рабство, женщин превратили бы в рабынь и наложниц. По иронии судьбы вся скудная информация о последних часах Масады исходит от человека, которого те евреи считали предателем: В свою историю восстания против Рима он включил обширный и в основном благожелательный текст о падении Масады.

Согласно Иосифу, двум женщинам и пятерым детям удалось скрыться во время массового самоубийства, и именно от одной из них он услышал о последних словах Эльазара бен Яира.

Иосиф, возможно, добавил сюда несколько собственных риторических украшений, но речь Эльазара, несомненно, и сама была образцом ораторского искусства. Даже в последний момент Эльазар не мог смириться с мыслью, что провал восстания — результат огромного численного превосходства римской армии. Вместо этого он доказывает, что, вероятно, Б-г отвернулся от еврейского народа. После этой речи мужчины убили своих жен и детей, а затем и друг друга.

Я подозреваю, что Талмуд опустил историю Масады по двум причинам. Во-первых, мудрецы все еще сохранили сильную неприязнь к зелотам-экстремистам, погибшим в Масаде. Мы знаем, что раби Йоханан бен Закай был вынужден тайно бежать из Иерусалима, чтобы его не убили те же люди, что погибли.

Далее, в тот момент, когда мудрецы страстно стремились приспособить иудаизм к существованию без Храма и без государства, они вряд ли были заинтересованы воспевать массовое самоубийство тех евреев, которые ни во что не ставили жизнь без суверенитета.

История Масады известна по произведениям Иосифа. Но немногие евреи читали Иосифа, и более пятнадцати веков она оставалась забытым эпизодом их истории. Лишь в х гг. Масада стала широко известна благодаря раскопкам покойного израильского археолога Игаля Ядина. Наряду с находкой двух ритуальных купален-микваот см. Образ раби Акивы давно превзошел по масштабу его историческую фигуру.

Возможно, это величайший ученый Талмуда и безусловно — самый большой мученик из его персонажей. В отличие от многих ведущих учителей иудаизма, он происходил не из видной семьи мудрецов, а был сыном и внуком обращенного в иудаизм иноверца.

В молодости он был пастухом и не получил никакого образования. Тем не менее Рахель, дочь его богатого хозяина Кальба Цавуа, почувствовала в его душе нечто особенное и согласилась выйти за него замуж при условии, что тот начнет изучать Тору. Эта перспектива была не очень приятной для сорокалетнего Акивы, пока однажды он не нашел камень, который источили капли воды. Но, несмотря на нищету, в которую попала семья, жена продолжала поощрять занятия раби Акивы.

Через несколько лет уже не одна Рахель видела выдающиеся свойства ума раби Акивы. Прежний неграмотный пастух стал выдвигаться на все более высокие позиции среди законоучителей, пока не стал считаться ведущим ученым своего времени.

Раби Акива был не только мудрецом, но и смелым человеком. Когда римские власти объявили изучение Торы серьезным преступлением, он продолжал учить. Его друг Папос бен Иегуда был потрясен такой почти безрассудной смелостью. На лисицу, пробирающуюся по берегу ручья и видящую рыб, собравшихся вместе, чтобы переплыть в другое место.

Ты не умная, а глупая. Потому что если мы боимся воды — нашего естественного местопребывания, то как же мы должны бояться земли, где нас ждет смерть? Антиримская направленность раби Акивы, впрочем, выходила далеко за рамки изучения Торы. Когда Шимон Бар-Кохба см. Он считал Бар-Кохбу Машиахом и звал тысячи своих учеников следовать за ним в его оказавшемся неудачном восстании. Один из современников раби Акивы, раби Йоханан бен Торта, смеялся над его утверждением мессианского титула за Бар-Кох-бой.

Когда римляне подавили восстание, они приговорили раби Акиву к смерти. Римский военачальник был потрясен этой нечувствительностью к огню и спросил раби Акиву, не колдун ли. Я любил Б-га всем сердцем и всеми силами что значит — всеми доступными средствамино не знал, смогу ли я любить Его всей душой. Обычно смелые действия, которыми люди восхищаются, называют отважными, а те, которые они не одобряют, — безрассудными.

Гаркави в прошлом глава израильской военной разведки, утверждал, что Бар-Кохба поднял восстание, которое было бессмысленно и, более того, — обречено на провал. Причины восстания Бар-Кохбы неясны. Некоторые тексты Талмуда гласят, что римляне начали кампанию по искоренению иудаизма: Согласно тем же источникам, великий духовный авторитет того времени раби Акива присоединился к Бар-Кохбе и сделал для восстания очень много, заявив, что Бар-Кохба — это Машиах.

Однако другие тексты Талмуда выражают скептицизм относительно Бар-Кохбы и его мессианства. Если римляне действительно пытались искоренить иудаизм, евреи восстали бы вне зависимости от перспектив успеха восстания. Но Гаркави обратил внимание на редко упоминаемую деталь, которая свидетельствует, что римляне не усиливали борьбы против иудаизма, — Галилея не приняла участие в восстании Бар-Кохбы, и после его подавления евреям Галилеи по-прежнему разрешалось исповедовать свою религию.

После разгрома римлянами Иудеи, где произошло восстание, Галилея стала новым центром еврейской жизни. Менее чем век спустя там была создана Мишна. Таким образом, существованию иудаизма, похоже, во времена Бар-Кохбы ничего не угрожало. Восстание, скорее, было вызвано желанием евреев избавиться от римского владычества.

Сам Бар-Кохба был, вероятно, харизматическим лидером: На ранних стадиях восстания его войска причиняли римлянам большие потери и даже установили контроль над Иерусалимом. Это была особо важная победа, потому что римский император Адриан пытался превратить Иерусалим в языческий римский город. Но освобождение Иерусалима, к несчастью, оказалось недолговечным.

А этого евреи достичь не смогли. Римляне направили сюда огромную армию под командованием Юлия Севера, римский историк Дион Кассий дал детальное описание его стратегии: Вместо этого он использовал своих многочисленных солдат и офицеров, чтобы захватывать их по одному или запирать и осаждать в крепостях, лишая подвоза продуктов. Таким образом он мог постепенно и с минимальным риском довести их до отчаяния, рассредоточить и уничтожить.

Пятьдесят самых сильных еврейских крепостей разрушены римлянами и девятьсот восемьдесят пять самых важных поселений разорены. Пятьсот восемьдесят тысяч евреев перебито в битвах и стычках и бесчисленное множество умерло от голода, огня и меча.

Еврейские повстанцы наносили римлянам такие тяжелые потери, что, когда римский император Адриан послал сообщение о своей победе в Сенат, он воздержался от традиционных слов: Тем не менее евреи терпели поражение за поражением, пока их не оттеснили к их последней крепости Бейтар к юго-западу от Иерусалима. Случилось это 9 ава, в годовщину разрушения обоих Храмов. К тому времени, как римляне закончили подавление восстания, половина населения Иудеи была убита.

После поражения восстания Бар-Кохбы в г. Пережившие войну евреи находились в плачевном состоянии: По мнению многих еврейских историков, провалы восстания Бар-Кохбы и Великого восстания — величайшие катастрофы, которые обрушились на еврейский народ вплоть до Катастрофы XX.

Это Брурия, жена раби Меира, жившего во II. В последние годы она стала героиней для религиозных еврейских феминисток, это находит отражение в увеличении числа названных в ее честь еврейских школ включая знаменитую женскую Йешиву в Иерусалиме и нареченных ее именем детей.

Талмуд подчеркивает не только острый ум Брурии, но и дает более сложные характеристики ее личности. В одних историях она мила, в других сердита, в некоторых трагична. Одна из них содержится в трактате Брахот 10а. Когда бандиты напали на ее мужа Меира, он помолился Б-гу, чтобы Он послал им смерть. Брурия упрекает его за резкие слова: После чего раби Меир стал молиться о том, чтобы бандиты раскаялись в своем дурном поведении.

В другом эпизоде сердится Брурия, а не Меир. Похоже, что ее обидела излюбленная мужем присказка: Когда раби Йоси Галилеянин спросил ее: Ты должен был спросить: Самая известная история о Брурии повествует о ее великом горе. В один субботний вечер погибли два ее сына — убиты ли они или стали жертвой несчастного случая, Талмуд не говорит. Тогда она задала вопрос ему: Устный Закон — юридический комментарий к Торе, объясняющий, как именно выполнять ее предписания.

Здравый смысл подсказывает, что в том или ином виде устная традиция всегда необходима при письменном праве, потому что одной Торы, даже с ее заповедями, недостаточно для регулирования всей еврейской жизни.

Например, четвертая из Десяти заповедей предписывает: Но когда ищут специальные библейские правила, которые бы указывали, как проводить этот день, то находят в Торе только запрещение разжигать огонь, срубать дерево, пахать и собирать урожай.

Будет ли воздержание от этих действий достаточным для соблюдения заповеди освящать субботу? Тора молчит и по поводу многих важных проблем. Мы считаем естественным, когда подавляющее большинство пар хотят, чтобы их брачная церемония была религиозной, но в самой Торе ничего не говорится о брачной церемонии. Только в устной традиции находим детали того, как должна проходить еврейская свадьба.

Без устной традиции некоторые установления Торы были бы непонятны. И повторяй их детям своим, и произноси их, сидя в доме твоем, находясь в дороге, ложась и вставая. Что должно быть начертанием? Наконец, Устный Закон позволил смягчить некоторые категорические установления Торы, которые создали бы большие трудности, если выполнять их буквально. Следует ли из него, что, если кто-то нечаянно ослепит другого, его самого следует лишить глаза? Но Устный Закон объясняет, что это следует трактовать как требование денежной компенсации: По этим трем причинам — частым отсутствием в Торе деталей предписаний, неясностью некоторых терминов Торы и отказом от буквального применения законов Торы — Устный Закон всегда необходим.

Вопреки названию, сегодня Устный Закон записан — кодифицирован в Мишне и Талмуде см. Иудаизм считает, что большая часть устной традиции, зафиксированной в этих книгах, восходит ко временам Б-жьего откровения Моше на горе Синай. Мы верим, что Моше впоследствии передал устное право своему преемнику Иегошуа бин Нуну, тот — своему преемнику, и так линия продолжалась Авот, 1: Но если эта линия так авторитетна, то откуда бесчисленные споры между мудрецами, отраженные в Талмуде и Мишне?

Разве не должны были все законоучители получить одно и то же однозначное толкование традиции? Ортодоксы отвечают, что споры возникли потому, что ученики забыли некоторые детали, переданные учителями, или потому, что в Устном Законе отсутствуют проблемы, по которым ведутся эти споры. Консерваторы и реформисты тоже считают Устный Закон так или иначе необходимым для понимания и применения Торы, но отвергают мнение, что большая часть Талмуда восходит ко времени Моше.

Они скорее склонны считать Устный Закон и Талмуд развивающейся системой, в которой поколения мудрецов рассуждают и спорят о том, как соединить Тору с жизнью.

Различие во взглядах ортодоксального и консервативного иудаизма на древность и обязательный характер Устного Закона — главный возможно, главнейший водораздел между. Более миллиона евреев погибло в двух неудачных восстаниях, ведущие йешивы вместе со своими учеными и учениками были уничтожены. Резкое сокращение числа знающих евреев и послужило, видимо, причиной решения раби Йегуды Ганаси около г. В течение веков ведущие законоучители противились фиксации устного права, понимая, что его устная передача заставляет учеников сохранять тесную связь с учителем: Но гибель большого числа наставников в разгромленных восстаниях вызвала опасения, что устная традиция окажется забытой, если не будет записана.

В Мишне, как названа книга из 63 трактатов, где раби Йегуда зафиксировал Устный Закон, еврейское право кодифицировано систематически, в отличие от Торы. Например, если нужно было найти все установления насчет субботы, приходилось искать все разбросанные в книгах Шмот, Ваикра и Бемидбар упоминания. По сути, для выяснения всего, что написано в Торе по тому или иному вопросу, требовалось читать все подряд или знать все наизусть.

Раби Иегуда построил структуру Мишны по темам. Предписания, содержащиеся в 24 главах трактата Шабат, гораздо более подробны, чем в Торе, так как Мишна суммировала обширное устное право, касающееся субботы. Некоторые другие трактаты в составе Моэд посвящены Песаху Псахим.

Пятый раздел, Кодашим, содержит правила жертвоприношений и ритуального заклания животных. Шестой раздел, Тагарот, посвящен установлениям о ритуальной чистоте и нечистоте. Хотя все части Мишны — юридические кодексы, раби Иегуда часто оживляет текст мнениями меньшинства, которые также считал полезными для ученых последующих поколений Мишна, Эйдуйот, 1: В знаменитом примере юридический закон превращается почти в поэму — когда раби Иегуда цитирует длинное предупреждение свидетелям тяжкого преступления: Их приводят и предупреждают в следующем: В денежных делах человек может возместить ущерб и быть прощенным, но в уголовном деле кровь убитого и кровь его потенциальных потомков падет на свидетеля и останется на нем до скончания времен.

Ибо мы находим это в случае с Каином, который убил своего брата Гевеля, о ком написано: Далее, только один человек, Адам, был создан ради мира среди людей, чтобы никто не мог сказать своему ближнему: Поэтому каждый должен сказать: Один комментарий к этому тексту гласит: Один из 63 трактатов Мишны не содержит никаких законов. Здесь зафиксированы наиболее известные изречения и высказывания мудрецов. В течение веков после составления Мишны ее тщательно изучали многие поколения евреев.

В конце концов мудрецы записали свои споры и комментарии к законам Мишны в своде книг, известном как Талмуд. Мудрецы Страны Израиля составили свои дискуссии о Мишне около г. Более века спустя ведущие вавилонские законоучители составили другой свод дискуссий о Мишне к тому времени эти обсуждения шли уже около трехсот лет.

Вавилонский кодекс более обширен, чем Иерусалимский, поэтому Вавилонский Талмуд Талмуд Бавли стал самым авторитетным сборником Устного Закона. Когда говорят об изучении Талмуда, то почти всегда имеют в виду Бавли, а не Иерушалми.

Book: Призрак в Монте-Карло

Все споры оформлены одинаково. Сначала цитируется закон Мишны, за ним следует дискуссия законоучителя о его содержании. Мишна и дискуссии мудрецов — Гемара — составляют Талмуд, хотя в жизни слова Гемара и Талмуд обычно используются как синонимы. Так как танаим жили ранее амораим и таким образом стоят ближе к Моше и откровению на Синае, их учение считается более авторитетным, чем мнение амораим.

По той же причине еврейская традиция обычно считает мнения амораим более авторитетными, чем современных раввинов. В дополнение к всевозможным юридическим дискуссиям по-еврейски — Галаха, см. Все это вместе называется Агада см. Как правило, текст Гемары начинается точной цитатой из Мишны.

Например, в трактате Мишны Бава мециа 7: На этом Гемара Бава мециа, 83а говорит: Вопрос в том, даст ли наниматель за это более высокую оплату. В этом случае можно утверждать, что он мог сказать им: Закон говорит нам, что работники могут ответить: Среди религиозных евреев учителя Талмуда пользуются таким же уважением и почетом, как в светском обществе — Нобелевские лауреаты.

Однако в еврейской истории круг изучающих Мишну и Талмуд не ограничивался интеллектуальной элитой. Люди, занятые в Бердичеве рубкой дров, грубой работой, регулярно собирались, чтобы изучать еврейское право. Это еще одно свидетельство о сохраняющемся в еврейском обществе стремлении знать Устный Закон и жить в соответствии с.

В его многочисленных томах законоучители заняты двумя типами дискуссий: Галахой чисто юридические нормы и агадой этические рассуждения и фольклор. Вот классическая галахическая дискуссия, открывающая Мишну трактат Бава мециа. Рассуждения Гмары по поводу этого положения Мишны очень пространны и прямо или косвенно касаются многих правовых нюансов. Во-первых, поскольку каждая сторона заявляет, что она нашла плащ, а не купила его, то как быть с человеком, которому он действительно принадлежит, — не возвратить ли плащ ему?

Поэтому мы должны признать, что плащ либо потерян, либо усилия найти его владельца оказались тщетными. В Талмуде имеется обширный трактат, касающийся возвращения потерянных предметов их владельцам, основанный на библейском законе Дварим, Во-вторых, Мишна не случайно изображает обе стороны, пришедшие в суд, именно держащими плащ.

Тем, что обе стороны держат вещь, подчеркивается, что каждый имеет на нее ощутимое право. Если бы держала плащ только одна сторона, из этого следовало бы, что плащ принадлежит ей до тех пор, пока другая сторона не докажет, что первая сторона взяла его у.

В-третьих, каков смысл клятвы? Почему бы просто не разделить плащ? Цель клятвы — навести страх на лжеца, отвратить его от насилия над своей совестью. Без клятвы человек более склонен лгать, считая, что вреда от этого не будет, поскольку он не лишил действительного собственника того, что стоило ему денег, но только нашел плащ.

В еврейском праве лжесвидетельство — особо серьезный грех, запрещенный девятой из Десяти заповедей. В-четвертых, почему мудрецы требуют такую страшную клятву? Здесь есть моральная подоплека. Если бы каждый поклялся, что принадлежит ему весь плащ, то это была бы ложная клятва, навязанная судом. Каждый клялся бы в том, что плащ принадлежит именно.

Сегодня на киноэкранах

Теперь она, успев уже побывать частью Македонии, скатилась до унылого статуса одной из многочисленных римских провинций. Хозяйственные римляне, привыкшие тащить к себе все, что досталось от покоренных соседей, вместе с греческими обычаями, греческими богами и греческими удобствами в быту завезли в Рим и греческое искусство.

И, может быть, именно благодаря этому завоеванию путь греческой мифологии не прервался, а вышел на длинную спираль подражаний и переработок: Греция, пленницей став, победителей грубых пленила, В Лаций суровый искусства внесла, — утверждал Гораций. На трагической сцене эстафету принял Луций Анней Сенека, сообщив древнегреческому канону оттенки стоических воззрений, так, что сами герои у него заговорили чеканными римскими максимами.

Сюжеты Сенеки перекликаются чаще всего с Еврипидом: Но греческие страсти, внушаемые волей богов, у Сенеки преображаются в поступки, продиктованные пороками и добродетелями самих персонажей. Если же в их речи проскользнут латинские божества или ссылки на римские законы, то не велика беда — подумаешь, спутали! Гораздо опаснее, когда у героя вдруг высовывается из-под греческого плаща увесистая римская фига, а за жителем Афин или Фив угадывается вполне конкретный соотечественник и современник Тонким ценителям приходились по вкусу пространные антологии, художественно воспроизводящие мифы вслед за авторами киклических поэм, что не могло не радовать привыкший к порядку римский глаз.

В трудах Публия Овидия Назона этот ворох материалов то и дело, как в калейдоскопах, пересыпается под новым углом.

Никандр Колофонский они известны нам по прозаическому извлечению грамматика III. Антонина Либералаа в I.

  • В Баку покажут детские фильмы на основе произведений немецкого писателя Эриха Кестнера (фотосессия)
  • Письма разных лет. 1902–1908. Том II
  • Эмиль и детективы

Он излагает историю превращений так, что она вбирает в себя практически всю античную мифологию, от первоначального хаоса через золотой, серебряный, медный и железный век, из Фив в Трою и из Трои к Риму. Перед нами проходят хронологической чередой легкомысленные и великодушные, пылкие и бесстрастные, благочестивцы и глумливцы, отважные герои и слабые калеки.

Здесь цари и герои, пастухи и ремесленники, самоотверженные воины и политики, основатели городов, пророки, художники, философы, аллегорические страшилища; любовь, ревность, зависть, дерзание, подвиг и ничтожество, зверство и невинность, жадность, самопожертвование, эстетический восторг, трагедия, фарс и безумие.

Естественно, что и красок для такой огромной картины Овидию понадобилось значительно больше, чем требовалось его предшественникам. В его палитре — эпическая величавость и снисходительная ирония, нежная лирика и хватающий за сердце драматизм, язык философской системы и риторических упражнений.

На стенах дворца у него пылает Солнце в пурпурных одеждах, мелькают в стремительном полете красные горящие волосы Фаэтона, и желто-белоснежным цветком всходит умерший Нарцисс. Превращения становятся то наградой, то карой, то проявлением зависти богов, то просто знаком слепой судьбы. Недаром Средневековье, знакомое с мифологией почти исключительно по Овидию, назвало его свод мифов "языческой библией", и недаром именно из этого источника больше всего вычерпает потом сочиняющая, пишущая и музицирующая Европа Но мифологические темы и античная эрудиция были в почете и там: Из этой группы, в конечном счете, вышел Вергилий — и так и не вышел из нее Катулл.

Напоследок не удержусь — лишний раз приведу мини-слэш-антологию от Марциала: С мальчиком нас захватив, ты, жена, беспощадно бранишься И говоришь, что его можешь ты мне заменить. Сколько твердила о том шалуну-громовержцу Юнона!

Но продолжает лежать он с Ганимедом. Гила герой-Геркулес сгибал, позабывши о луке — А у Мегары, скажи, нечего было сгибать? Дафна-беглянка совсем замучила Феба, но все же Мальчик Эбалий ему страсти огонь потушил.

Буковель зимой. Как отдохнуть в украинских Карпатах. Советы

Хоть Брисеида во всем покорялась внуку Эака, Друг безбородый его все же был ближе. Брось же, прошу я тебя, ты мужское смешивать с женским, И убедись, что жена может лишь женщиной. Вот в таком тоне предстает у него история рождения Афины: Смотри, Зевс, не вышло бы несчастья: Ударяй смело, Гефест; я знаю, что мне. Что же, ударю, не моя воля; что мне делать, когда ты приказываешь?. Дева в полном вооружении!

Тяжелая штука сидела у тебя в голове, Зевс; не удивительно, что ты был в дурном расположении духа; носить под черепом такую большую дочь, да еще в полном вооружении, - это не шутка! Что же, у тебя военный лагерь вместо головы? Что тебе мальчик Икар, при полете крыльев лишенный, Гермафродит, что любовь страстной наяды отверг? Смысла не видно совсем в пустой игре этих строчек. То лишь читай, где сама жизнь скажет: Потускнели краски Олимпа, умер Великий Пан, и Средние века надолго заслонили древние предания новыми, христианскими, а древние божества проникали в современность разве что через демонологию.

Античные мифы лежали во временном забвении, пока с них постепенно не облетела религиозная позолота, и за пышными олимпийскими декорациями потомки не смогли разглядеть вечные истины, над художественным постижением которых трудились мудрые и ученые люди. Показательно выразил это отношение потомков к древним авторам орлеанский епископ Теодульф, один из ученых сподвижников Карла Великого: Знаю, в писаниях у них легковесного вздора немало, Но под завесою лжи кроется истины блеск По мотивам этих двух источников было создано множество вариаций — сказания о Троянской войне обошли буквально всю Европу, оказавшись даже в Древней Руси.

В нем, как и у древних авторов, находится место и батальным сценам, и плачу по погибшим, и даже больше того — начинается повествование с рассказа о первых разрушителях многострадальной Трои, аргонавтах. Но Бенуа смотрит на события из своего века, в результате чего античный эпос почти превращается в рыцарский роман. Его Троя окружена зубчатыми стенами, с которых героини романа взирают на поединки героев, там действуют церкви и по праздникам собирается парламент, герой Ахиллес поминает Давида и Соломона, а по описаниям батальных сцен можно четко представить себе осаду города в Средние века.

Само собой, когда доходит дело до любовной интриги, персонажи действуют практически по всем канонам куртуазного ухаживания, разве что не выходят на поле боя во славу прекрасных дам — но любовь существенно придает им отваги в бою, и это подчеркивается. Еще показательно, что Бенуа видит не только эпические крупные планы, но и мелкие подробности — он замечает родинку на лбу Елены и сросшиеся брови Бризеиды.

История любви троянского царевича Троила, сына Приама, к пленной гречанке Бризеиде, дочери жреца Калхаса, практически целиком выдуманная Бенуа, существенно прибавила роману увлекательности.

У древних греков предание о Троиле было лишено какой бы то ни было любовной истории — мы знаем только то, что его убивал Ахилл близ храма Аполлона, давая тем самым повод сребролукому богу обвинить сына Пелея в святотатстве и окончательно с ним расправиться.

А от Бенуа мы узнаем, что на самом деле безутешный Троил сам искал смерти на поле боя. Ведь, когда Бризеиду вернули из плена отцу, ветреная гречанка забыла все клятвы, данные троянскому царевичу, в объятиях нового поклонника, Диомеда. Здесь историю влюбленных поэт рассматривает с самого зарождения, описывая и робкую нерешительность прямодушного и сердечного Троила, и лукавые ухищрения его коварной, легкомысленной, но все же пленительной возлюбленной чтобы не путать с той Бризеидой, которая была причиной легендарного гнева Ахиллеса, Боккаччо называет ее здесь Гризеидой.

Влюбленный Троил провожает гречанку в лагерь соотечественников, не зная, что за ними обоими уже следит Диомед, что уже замышляет он план соблазненения Гризеиды, который приведет царевича к роковому финалу