Музыка тонкий лед на губах этот вкус мне знаком

Звательный падеж - Эмма Гор - полутона

На самом деле если внюхаться, то понятно что это табачище (мне тут нет того "удового" вкуса железа на зубах, вкуса разбитой губы и прочих А есть жаркая ночь (почему-то вспомнился Тунис), кафе, тягучая музыка, дым от Окружающие говорят, что аромат от меня слышен тонкий и нежный ( вау!. Это Екатерина Гусева — замечательная актриса и певица, Ну а мой первый вопрос, конечно, связан с музыкой, с тем, что мы Я пою, конечно, но всегда выбираю материал, который всё-таки мне близок именно как . и го у меня был большой такой знак вопроса в ежедневнике. где в припеве есть такие слова (тонкий лед на губах, этот вкус мне знаком, не кому не отдам и тд.) и желательно название этой песни.

А вокруг никого, Только плачет свеча, Вечер так одинок, И на сердце печаль. Только ты не грусти — Это тоже пройдёт, Я к тебе на пути — Скоро встреча нас ждёт. Вены-реки, вены-руки, Вены-реки, реки-руки, Реки разлуки А мокрый снег падал, А я шёл домой По зимнему саду, По пустой мостовой.

Он шёл со мной рядом, Шпионил за мной, Следил за мной взглядом, Бесшумный конвой. И вот я стою На краю снегопада. С неба падает снег — Значит, небу так. В это трудно поверить: Я вернулся домой, Ты открыла мне двери, Снег вошёл вслед за. И вдруг снег растаял, Увидел. На пороге остались Только капли дождя. Нас уносит река Плавных вёсел волнами, Словно кто-то открыл Все небесные краны. Мы стоим на краю — На краю водопада.

С неба льётся вода — Значит, небу так. Как будто дом наш залило водой И что в живых остались Только мы с тобой, И что над нами километры воды, И что над нами бьют хвостами киты, И кислорода не хватит на двоих.

Я лежу в темноте. Слушая наше дыхание, Я слушаю наше дыхание. Я раньше и не думал, что у нас На двоих с тобой одно лишь дыхание, Дыхание Я пытаюсь разучиться дышать, Чтоб тебе хоть на минуту отдать Того газа, что не умели ценить.

Но ты спишь и не знаешь, Что над нами километры воды И что над нами бьют хвостами киты, И кислорода не хватит на двоих. Дождь проходит сквозь меня, Но боли больше. Под холодный шепот звёзд Мы зажгли последний мост, И всё в бездну сорвалось. Свободным стану я Ото зла и от добра. Моя душа была на лезвии ножа. Я бы мог с тобою быть, Я бы мог про всё забыть, Я бы мог тебя любить, Но это лишь игра. В шуме ветра за спиной Я забуду голос твой. И от той любви земной, Что нас сжигала в прах, И я сходил с ума.

В моей душе нет больше места для. Я свободен, словно птица в небесах. Я свободен, я забыл, что значит страх. Я свободен, с диким ветром наравне. Я свободен наяву, а не во сне. Надо мною тишина, Небо полное дождя.

Языческое происхождение рок-музыки. Ритмы вуду и блюз, рок и классика | Anti-Rock-Cult v

Дождь проходит сквозь меня, И я свободен вновь. Я свободен от любви, От вражды и от молвы, От предсказанной судьбы И от земных оков, Ото зла и от добра Ты любил цветы, И на склоне дня ты сорвал. И стала я твоя Или моим стал. Был цветочек мал, Ты его сорвал, Не поливал, и он завял, растаял сон.

И упала вдруг Из усталых рук любовь моя одним Сорванным лепестком. Белые ночи, ночи белые. Белой ночью счастье сделано. Тёмною ночью счастье сломано. Ночи белые, ночи тёмные. Ты меня любил, Ты мне говорил, что без любви моей В душе погаснет свет. Можно сойти с ума, Но иногда сама я верю, что меня Ты не разлюбишь. Помнишь, Мы с тобою играли, Мы тогда и не знали, Что придёт любовь. Тихо таял снег, Упадёт в ладонь тёплою водой, Помнишь или. Ты говори тише О любви, слышишь.

Говори тише О любви. Знаешь, Ты один понимаешь, Ты один не оставишь, не оставишь Мой забытый дом. Веришь, Этой тёплою весною Своё сердце открою, Если мы вдвоём. Тише, небо станет ближе, Я тебя увижу — полюби, Тише, подойди поближе, Ты меня услышишь — обними, Ты говори о любви, Слышишь, Ты говори тише О любви. Заведу голубей — и с тобой, и с любовью Мы посадим сирень под окном. А белый лебедь на пруду Качает павшую звезду, На том пруду, куда тебя я приведу.

А пока ни кола ни двора и ни сада, Чтобы мог я за ручку тебя привести. Угадаем с тобой, самому мне не надо Наших пять номеров из шести. Мало шансов у нас, но мужик-барабанщик, Что кидает шары, управляя лото, Мне сказал номера, если он не обманщик, На которые нам выпадет дом. И возвратить его нельзя, Он смолкнет и растает Долгой музыкой дождя.

Свой привычный круг друзей С тёплой грустью вспоминаю. В водовороте шумных дней Всё больше я теряю Свой привычный круг друзей. О, Боже, дай мне сил, Что задумано, успеть, Ни о чём не сожалеть.

О, Боже, дай мне сил И терпенье одолжи Против зависти и лжи. Время, словно карусель, Закружить легко нас может, И блеском призрачных огней Покой и сон тревожит Время, словно карусель. Сколько в сердце свежих ран От измен и сожалений, Но никому я не отдам Надежду — путь к спасенью, Никому я не отдам.

Ты первый раз в любви признался мне И называл меня своей принцессой. А мне казалось, не настал тот час, Что о любви ещё мне думать рано. Я отвечала, весело смеясь, Что ты герой не моего романа Как быстро год за годом проходил, Я не заметила, как повзрослела.

А ты всё так же о любви твердил И называл своею королевой О завтрашнем не размышляла дне, Любовь не берегла и не жалела И не заметила в прозрачном сне, Как ты нашёл другую королеву. Сама свою любовь не сберегла, Смеюсь при встрече, а на сердце рана. Я слишком поздно поняла, Что без тебя нет моего романа Откровенно горят солнце, плечи и взгляд Вокруг. Двести двадцать разряд пробегает внутри, И вдруг Понимаешь — летишь или, может, стоишь И ждёшь.

Осторожный привет в тайнике для меня Найдёшь. Нам-нам небо откроет тайны, Там-там останови дыханье, Всё-всё просто за этой гранью. Зажигательный сок и согласный намёк Лови, Постепенно вперед, и неважно, что лёд, - Зови. Люби меня, люби, А может быть, будет легче.

Люби меня, люби, Не будет последней встречи. Люби меня, люби, С тобой иду по краю, Смотрю в твои глаза И просто умираю.

Я бегу за тобой, Без тебя — не могу, Для тебя, для тебя, Для тебя, для тебя Я живу. Прилечу, помолчим, Ветер гладит листву. Для тебя, для тебя, Для тебя, для тебя Я живу опять В моей жизни один, Я скажу почему, Для тебя, для тебя, Для тебя, для тебя Я живу опять Слова и музыка — К.

Молочник Да это кто там, на танцполе, зажигает круче всех? Да это наш Колян с подругами. Колян танцует даже ночью, Он может танцевать и днём. И все девчонки во дворе болтают лишь о нём: Да, эй, посмотри, Колян на улицу выходит, Да такой худой, прямой, высокий, молодой. Колян с ума всех женщин сводит. Он гладко выбрит, галстук модный и штаны из кожи, Гляньте на него, ведь он — кумир молодёжи. Колян танцует лучше всех, Коляна ждёт большой успех, Ему реклама не нужна, Коляна знает вся страна.

Колян танцует лучше всех, Коляна ждёт большой успех, Он самый бодрый человек, Король колбасных дискотек. Эй, всем, кто скачет на танцполе! Он положительно настроен, лимонад сосёт. Подходит наш Колян к ди-джею, новомодный диск суёт, И всем собравшимся вокруг уроки танцев даёт: Ногу — вправо, руку — влево, шевелите быстро телом, Руки — шире, ноги — шире, лягте на пол, три-четыре.

Да, с Колей нам тягаться сложно, Знают даже дети в школе. Это вам не просто Коля, Он — настоящий Колян! Колян на танцполе — номер один, Знает об этом простой гражданин, И молодёжь это знает тоже: Вот он какой — кумир молодёжи! Утро оборвало мой сладкий сон, Я проснулся, я был поражён! Словно в первый раз я увидел свет. Словно в первый раз я был им согрет! Годы ощутил, хоть я и не дед: Мне сегодня тридцать лет! В этот день родили меня на свет! В этот день с иголочки я одет! В этот день теплом вашим я согрет!

В этот день скажу юности привет! В этот день я в зрелость возьму билет! В этот день мне водка не во вред! Солнце, наливаясь, пошло в зенит. Музыка в моих ушах звенит! Я рукой нащупал свой карман.

Он мне намекнул, что я буду пьян. Солнце опустилось за горизонт. Дома у меня стаканов звон — Собрались друзья со всех сторон. Я имею право сегодня пить! Я имею право сегодня жить! Я имею право про все забыть! Да чего там говорить! Любой обманчив звук, страшнее тишина, Когда в самый разгар веселья падает из рук Бокал вина. И чёрный кабинет, и ждёт в стволе патрон. Так тихо, что я слышу как идёт на глубине Вагон метро.

На площади полки, темно в конце строки, И в телефонной трубке эти много лет спустя Одни гудки. И где-то хлопнет дверь, и дрогнут провода. Мы будем счастливы теперь И навсегда. Птицей пролечу, не поймаешь. Улечу, взмахнув, я крылом. Ты меня ещё ведь не знаешь, Ты меня узнаешь. Пролечу я над господами, Господа, вы мне не семья. Вы меня не трожьте руками, Ваши руки не для. Крылья обломать птице Может каждый, кто не летал. Кто никак не может смириться, Кто летать мечтал, но упал.

Жизнь у птицы долгой не будет, Только вам без птиц-то. Может, кто меня и осудит, А может, и поймёт кто. Я взлечу до самого солнца, А могу и каменем. Открывайте ваши оконца, Песни буду петь вам на бис. Ночь пройдёт, Боль уйдёт. Не с другой, Ты со мной, ты со.

Ты и я, ты и я навсегда, Навсегда ты и. В счастье год или два Проживём мы с тобой — ты и. Солнце уйдёт на запад, Я буду горько плакать. Когда оно уйдёт, Вечер покажется мне тесен, И мир не интересен, Когда тебя в нём. Солнца луч я ловлю И тебе подарю, подарю. Ветер пусть Гонит грусть. Не сержусь на тебя, Жизнь моя, Ангел мой, ангел мой, Будь со мной До утра.

Спит луна, Счастье грёз, Море слёз. Обожгусь, Но вернусь, но вернусь. Сколько я ждала, а тебя всё. Все мои стихи брошены в камин, Кто-то мне сказал то, что ты один, Ветер бесследно унёс в пустоту Но сердце твоё сжигает рассвет, Меня уже нет, тебя уже нет, тебя со мной. Но сердце моё, сгорая, молчит, Что было, прошло, уже не болит, Совсем не болит.

Звёзды в небесах связаны дождями. Я писала зря историю про нас, И в твоих глазах встречу полосами, Кто тебе сказал, я одна сейчас, Ветер бесследно унёс в пустоту Я ничего не знала, я гнала мысли прочь, Я тебя не ласкала, это ласкала ночь, Я и не понимала, это было давно, Я тебя не целовала, тебя целовало вино. Просто тебя разгадала по твоим грустным глазам, Я тебя не теряла, ты потерялся. Но сердце моё, сгорая, молчит, Меня уже нет, тебя уже нет, ты потерялся сам, Любовь Мне не вернуть нaзaд серую птицу печaли, Всё в прошлом, тaк быстро тaют зaмки в облaкaх.

Тaм все живы, кто любил меня, Где восход кaк прaздник бесконечной жизни, Тaм нет счётa рекaм и морям, Hо по ним нельзя доплыть домой. Вновь примирит всё тьмa, дaже aлмaзы и пепел, Друг рaвен врaгу в итоге, a итог один Двa солнцa у меня нa этом и прошлом свете, Их вместе собой укроет горько-слaдкий дым. Возьми меня с собой, пурпурнaя рекa, Прочь унеси меня с собой, зaкaт. Тоскa о том, что было, рвётся через крaй Под крики серых птичьих стaй.

Детство, детство, ты куда спешишь? Не наигрался я ещё с тобой, Детство, детство, ты куда, постой! А я хочу, а я хочу опять По крышам бегать, голубей гонять, Дразнить Наташку, дёргать за косу, На самокате мчаться по двору. Старушки искоса на нас глядят, Не узнают вчерашних забияк. А мы с Наташкой по двору идём, И нет нам дела больше ни о чём!

Детство, детство, ты куда ушло? Где уютный уголок нашло? В интересах революции, В интересах революции. Налейте крови, бокалы синии пусты, Давайте выпьем за обаяние борьбы, За идеалы, мы их ковали на огне, За ваших дочек, которых я возьму. Пока ты чистый, пока ты прёшься по борьбе, Любая кукла умрёт от счастья на тебе, И пока ты веришь, пока ты давишь рычаги, Рвутся целки, умирают целки от любви. Мыслей хоровод в голове — Куда-то едешь, потом обратно.

Видимо, кто-то позвал Примерять чужое ложе, Видимо, не удержал, Значит, я тебе дороже. Самый, самый, самый человек дорогой, Самый нежный, самый родной, Самый, самый, самый безупречный роман, Ты его когда-то придумал. Пасмурно сегодня с утра, Словно в небе плачет кто-то. Ну всё, мне пора, Жаль, сегодня не суббота. Если хочешь, надо, кури И купи чего-то к чаю. Несколько часов без любви Жди и помни — я скучаю. Медленно плывут этажи, Ноги снова рвутся к дому.

Ой, девчата, мой созрел, У меня под каблуком. Ой как я его люблю И клянуся так любить. Но условие одно — если бросит пить. Ну что, девчата, по маленькой, Бум немного пьяненькие, Пусть на нас глазеют мужики. Ну что, девчата, по маленькой, Бум немного пьяненькие, Мы на них набросим поводки.

На коленки я к нему Прыгну, нежно обниму. Всё мне нравится, всё так, Наш сибирский бобардак. Я люблю тебя до слёз, каждый вздох — как в первый раз, Вместо лжи красивых фраз — это облако из роз. Лепестками белых роз наше ложе застелю, Я люблю тебя до слёз, без ума люблю! Белизной твоей манящей нежной кожи, Красотой твоих божественных волос Восхищаюсь я, ты мне всего дороже, Всё у нас с тобою только началось, Я люблю тебя до слёз.

Я хожу без мобилы и плейера, Не хочу ни Готье, ни ротвейлера, Не читаю про секс — я совсем не. Ла-ла-ла-ла-ла, Ла-ла-ла-ла-ла, Ла-ла-ла-ла-ла, Аномалия. Про артистов чесать — это без меня… Бритни Спирс — типа всё — немодная дурня.

Догадайся, куда я их всех посылаю. Шахрин Бутылка кефира, полбатона, Бутылка кефира, полбатона, А я сегодня дома, А я сегодня дома, А я сегодня дома. С утра я почитаю газету, И, может быть, сгоняю в кино.

И, в общем, всё равно, И, в общем, всё равно, И, в общем, всё равно. А потом, стоя на балконе, Я буду смотреть на прохожих. На девчонок, На весенних девчонок, На весенних девчонок и немного на парней. А потом, проходя мимо зеркала, Я скажу: А кефир я допью ровно в А батон я доем чуть пораньше.

И перед сном, И скажу перед сном, И скажу: Жизнь висела на волоске, Шаг и тело на скользкой доске, Сталь хотела крови глоток, Сталь хрипела: А я не знала, Что любовь моя прежняя Оживёт так негаданно, Вновь его повстречав. Я ж его любила, А он меня не простил. Тенью за ним ходила, А он меня не впустил. Ночи ему дарила — Нежней, чем розовый шёлк. Я ж его любила, А он меня не нашёл. А он меня не нашёл.

Не миновала Я пути неизбежного — Любовалась закатами, Не спала по ночам. Слов не говоря, Искусай. Хлопай ресницами И взлетай. У тебя глаза, Словно бирюза. Резко по газам Вдарим. Может быть, и я Вкуса миндаля И могу летать, Веками порхая.

Пусть осталось всё где-то в прошлом, Но об этой шалой весне Позабыть теперь невозможно Ни тебе, ни. Если даже не найдёшь Настоящего принца, Всё равно та весна Не пройдёт без следа.

Всё равно та весна Ни с какой не сравнится Никогда, никогда, Никогда. Выяснять, кто был виноватым И по чьей расстались вине, Ни к чему теперь и не надо Ни тебе, ни. Пусть с другим у тех же скамеек Бродишь ты теперь до зари, Ту весну забыть не сумеешь, Что ни говори. Я иду навстречу солнцу, Я дышу порывом ветра, В голове одни вопросы И ни одного ответа. Я ловлю себя на мысли: Кто я без тебя? Глоток дождя попал мне в горло, Я захлебываюсь счастьем. Я живу, я плачу снова, Я как роза на песке в своей тоске, В твоей любви я раскрываюсь.

Я вишу на волоске, я потеряюсь без. Впереди темно и страшно, Я сильней своей тревоги. Я могу, я выну сердце, Чтобы осветить дороги. Я последний или первый, Я герой или убийца - Что скрывают мои лица, Кто я без тебя? Я пыталась уберечь до последнего Свою звёздочку за маленьким облаком, Оказалось, там давно уж и нет её, Длится эта ночь года целого дольше.

Ты же меня простил, сказал: Не ищи меня, пропавшую без вести, Разминулись мы с тобой не единожды По дороге от измены до верности, Так и не дойдя даже до середины. Я тоже так хочу, так что возьму-ка, пожалуй, и изуродую Бетховена, сразу кучу денег срублю.

Вкус скачать музыку бесплатно и слушать онлайн Страница 2 - песни

По словам великого немецкого композитора Пауля Хиндемита, музыка — это невнятный шум, пока не касается восприимчивого ума. Всё остальное Хиндемит вообще за музыку не считал. Для него там не было никакого предмета для обсуждения, для какой-либо дискуссии. Аналогично, один из крупнейших пианистов современности Святослав Рихтер говорил, что классическая музыка является для нас ключом к пониманию музыки современной. Это не значит, что посредством Чайковского мы постигаем глубины творчества Лед Зеппелин.

Слова музыканта означают, что музыка Баха, а затем венского классицизма, служит ключом к пониманию современной академической музыки: Берга, Губайдулиной, Хиндемита, Шнитке, Шостаковича и так далее. Таким образом, логика — основа музыки.

Об уме теперь и поговорим, причём не столько об уме, сколько о попытках от него отказаться. Вот что он, в частности, пишет: Рационализм — существенная принадлежность Европы, и они утверждают, что негр, напротив, эмоционален и склонен к интуиции.

Этот упрощённый взгляд на мир чёрного человека не остался без внимания своих критиков, и даже ранние негритянские авторы начали понемногу корректировать свою позицию. Указанное наследие картезианской философии со своим уничижительным отношением к телесным проявлениям, с которым росли белые люди, само оказалось одним из стимулов для евро-американцев обратиться к практикам африканских барабанщиков. Утвердившись в своих способностях к рациональному мышлению, они входят в африканскую традицию барабана с позиции превосходства самоуничижительные комментарии насчёт собственной ритмической обделённости мы тут не рассматриваем.

Ставки, однако, более высоки для людей африканского происхождения, чьи интеллектуальные способности весьма и весьма долгое время отрицались в европоцентричном мире. Из чего становятся понятны те трудности, с которыми столкнулся Олатунджи в поисках поддержки среди чёрных. Его концепция отношения к ритму в Африке, казалось, была не в состоянии смыть печать неполноценности с африканского барабана, разве что только в глазах любителей экзотики.

В то же время его более поздняя концепция всеобщего ритмического импульса может показаться интересной всем, кому небезразличны их связи с далёким прошлым. Короче говоря, идея Олатунджи о том, что самовыражение в ритме может быть доступно каждому, указывает на единство человеческой семьи, единство, не омрачённое идеями расового превосходства, а в мире расизма и огромного материального неравенства это уже большое. Вот такое длинное цитирование мы позволили себе, потому что текст поистине говорит сам за.

Цитировать эту замечательную книгу хочется целиком, но нам придётся ограничиться лишь небольшими отрывками. Сформировалась привычка, которая, как говорится, вторая натура. Однако для естественного христианского чувства это нечто неприемлемое, вредное, связанное с развратом.

Кроме того, глубока связь барабанов с языческими божками. Однако здесь следует сделать важное уточнение. В данном случае имеется в виду использование барабана как средства отбивания ритма.

В симфоническом оркестре барабан также присутствует, только, напротив, ритмов не отбивает. Главным образом он используется в кульминациях, грубо говоря, для нагнетания обстановки. Солист — легенда фортепиано Маурицио Поллини. Можно привести пример совсем иного рода, когда барабан используется почти наравне с другими инструментами. Солистка — легенда фортепиано Марта Аргерих. Таким образом, проблема не в ударе самом по себе и даже не в ритме как таковом.

У Баха и Прокофьева везде просто железный ритм. Дело в определённых ритмах, составляющих основу рок-музыки, происхождение которых исследователи однозначно относят к древним языческим культам с человеческими жертвоприношениями.

Они звучат непременно на переднем плане, доминируя в композиции. Три аккорда там, больше или меньше, совершенно неважно, это уже детали. Одно и то же изображение на чистой бумаге и на миллиметровке воспринимается по-разному. Жесткий ритм, словно миллиметровка; через неё проходит рисунок, но внимание она всё равно переключает на.

То есть дело, во-первых, в особенных ритмах, во-вторых, в их отбивании, притом не только барабанами, а всей мощью подключённого электричества. К барабанному делу он отнёсся со всей серьёзностью. Подборка цитат Микки Харта, сделанная Дэвидом Клаудом: Когда я стал изучать историю вопроса о перкуссии, я увидел, что большинство примеров ритмического транса попадают под две большие категории.

Первая — это когда игра на барабане используется для вызова духов или богов и вселения их в тело кого-нибудь другого, не барабанщика, обычно танцора. Это обычно называется трансом одержимости. Классический пример тут — вуду, когда духи, их называют лоа, спускаются на танцоров и как бы ездят на их телах, как наездники. Итак, приведённые ранее слова. Сергия Рыбко начинают обретать конкретное значение. Однако вместе с ними на кораблях присутствовало ещё кое-что, а именно контркультура, возможно, даже культ матери-богини, сохранившийся в форме барабанных ритмов, благодаря которым Ориша духи — В.

Языческое происхождение рок-музыки. Ритмы вуду и блюз, рок и классика

В странах Карибского бассейна и Южной Америке рабам дозволялось брать с собой барабаны и тем самым сохранять… связь с Ориша. Таким образом, картина проясняется всё больше и больше, и всё у нас сходится. Между классической европейской музыкальной традицией и рок-музыкой действительно пролегает пропасть. С одной стороны мы видим процесс постижения гармонии, требующий от слушателя внутренней работы, в том числе интеллектуальной, с другой стороны — обращение ко всему низменному, желание максимального раскрепощения, когда разум умолкает, и начинает бушевать пламя диких страстей, необузданность и дух всяческого бунта.

Последнее и принёс рок-н-ролл в христианскую Европу х годов. Ему обязана так называемая сексуальная революция. Тема наркотиков слегка пошла на спад в начале х после страшной череды смертей Хендрикс, Моррисон, Джоплин и. Всё это публику немного остудило, но лишь немного и отчасти… Ещё одна цитата Альбана Берга: Вопрос сугубо риторический… Продолжаем чтение Дэвида Клауда: Алан Фрид сделал такое наблюдение в Кливленде, штат Огайо, в году.

Филлипс будто бы говорил прямо так: И Филлипс нашёл того, кого искал — это был Элвис Пресли. Итого — ранняя музыка Пресли вобрала в себя все три основных музыкальных направления и переплавила их в рок. Таким образом, два главных направления в музыке… — деревенское буги кантри и блюз — оказались представлены в первом хите Элвиса Пресли. Так что, как говорится, возьмите блюз, дайте ритм помощнее, врубите усилитель и получите рок-музыку. Именно так всё и. И многие другие из королей рок-н-ролла, в том числе Битлз, Роллинг Стоунз, Эрик Клэптон, Лед Зеппелин, начинали как исполнители блюза в барах и ночных клубах.

То есть непременно депрессия, ни к чему радостно-светлому там в итоге не приходят. Литтл Ричард один из основателей рок-н-ролла — ред. И это несмотря на всё современное многообразие, обилие клише и использование синтезаторов. Принявшие христианство афроамериканцы сами сурово порицали своё языческое наследие в лице блюза, буги-вуги, рок-н-ролла и тому подобного.

Чёрные в Америке в первой половине ХХ века делились на две неравные категории: Большинство из них ходило в церковь и принимало Библию всерьёз, однако были и те, кто лишь создавал видимость христианкой веры. Так вот, верующие чёрные всячески проклинали пьянство и аморализм… в своих общинах вместе с блюзом и буги-вуги, которые плотно с этим самым пьянством и аморализмом ассоциировались.

Цитаты такого рода можно множить и множить, однако когда-нибудь всё же надо остановиться. Думаю, что сказанного и так более чем достаточно. Начинали мы статью с эмпирической несовместимости высокой культуры с рок-музыкой и теперь видим, что внутри самих негритянских общин пролегала чёткая граница между настоящей культурой и блюзом, и, по сути, это была граница между нравственностью и безнравственностью, между христианством и язычеством.

Автор этой статьи в детстве сам был умеренно буйным рок-фанатом, а сейчас всё совсем иначе, в любимых композиторах числится Альбан Берг. Вся суть в том, что. Это не был единый путь с началом в дисках Лед Зеппелин и концом в творчестве Берга, это были два разных пути. Первый путь начался следующим образом. Поначалу я слушал C.